Мистер Эндорфин

Однажды во время дальнего автопутешествия мы с приятелем остановились перекусить в придорожном кафе. Приятель заказал хот-дог. Я воздержался, хотя страшно проголодался. В рейтинге Мишлена это кафе получило бы минус три звезды, и я опасался, что хот-доги тут понимают буквально и подают разогретых собак.

«Как ты можешь это есть, — пошутил я, — зоозащитников не боишься?»

«Мистера Эндорфина на тебя нет», — ответил приятель.

«Кого — кого?» — переспросил я.

Так я узнал про Мистера Эндорфина.

Приятелю готовили его хот-дог, а он рассказывал. Хот-дог готовили довольно долго, видимо, сначала им все-таки пришлось ловить собаку.

«У меня на первой работе был мужичок. Бухгалтер. Ну, такой, как сказать, в розыск его не объявишь — без особых примет. Моль средних лет. Когда я его впервые увидел, подумал, фу, какой плоский, неинтересный дядька. Пока однажды не услышал его тихий комариный смех. Он сидел перед своим монитором и хихикал. Я проходил мимо и из любопытства заглянул в экран. А там какой-то бухгалтерский отчёт в экселе. И он над ним ржёт. А ты не прост, чувак, сказал я себе тогда. И ещё прикинул, а может, уже пора из той конторы валить, раз бухгалтер хохочет над финансовыми документами.

Короче, персонаж оказался, что надо. У него всегда все было превосходно. Это его фишка. Понимаешь? Всегда. И все. Даже осенью. Когда любому порядочному человеку хочется, чтобы дворник закопал его поглубже в листву. «Превосходно». Не «нормально». Не «хорошо». И даже не «отлично». Именно — «превосходно».

Погода у него — только прекрасная. Иду как-то раз на работу, дождь как из ведра, ветер, зонтик надо мной сложился, отбиваюсь спицами от капель, настроение паршивое. Вижу, перед входом в контору стоит этот перец по колено в воде, смотрит себе под ноги. Сливные стоки забились, вода хлещет по мостовой ручьями по его ботинкам. Гляди, кричит он мне, как будто горная река, и лыбится.

Машина у него — самая лучшая. Однажды он меня подвозил. Едем на его перпетум мобиле. С виду вроде «копейка», но зад подозрительно напоминает Москвич-412. Франкенштейн какой-то. Послушай, как двигатель работает, говорит он мне. Песня, да? Я послушал. Если и песня, то этакий Стас Михайлов в старости — кашель и спорадические попукиванья. А он не унимается: и ведь не скажешь, что девочке тридцать лет. Узнав про возраст девочки, я попросил остановить, так как мне отсюда до дома рукой подать. Вышел на каком-то пустыре и потом час брёл пешком до ближайшего метро.

Курорты у него — все как на подбор невероятные. Я как-то поехал по его наводке в Турцию. Он мне полдня ворковал про лучший отдых в жизни, про космический отель, про вкуснейший шведский стол. У него даже слюна из уголка рта стекала. Я и купился. Из самолета нас выкинули чуть ли не с парашютом над какой-то долиной смерти. Посреди лунного пейзажа — три колючки и один отель (так что про космический — не обманул). До моря можно добраться только в мечтах, отель в кукуево. Шведский стол — для рабочих и крестьян: сосиски, макароны и таз кетчупа. Я взял у них книгу отзывов. Там после десятка надписей на русском про «горите в аду» и «по возвращении на Родину передам ваши координаты ракетным войскам», выделялась одна, размашистая, на пол-страницы: «ВОСТОРГ!!!» Не с одним, не с двумя, а именно с тремя восклицательными знаками, и всеми большими буквами. И знакомое имя в подписи.

У нас в то время вокруг офиса приличных заведений не было. Приходилось испытывать судьбу в общепите. Я всегда брал его с собой на обед. Какой потрясающий суп, как крупно порезали морковь, сколько отборной картошки, а приправа, приправа, причитал он в гастрономическом полуобмороке, над тарелкой с пойлом из половой тряпки. Ну, что же это за беляш, это же чудо, а не беляш, нежнейшая телятина (каждый раз в ответ на это нежнейшая телятина внутри удивленно мяукала), тесто воздушное, сок, сок ручьями, и так далее. Послушаешь его, послушаешь, и глядь — и суп вроде уже мылом не отдаёт, и беляш провалился и не расцарапал когтями пищевод.

А, главное, после обедов с ним я ни разу не отравился — видимо, организм в его присутствии выделял какие-то защитные вещества.

И это была не маска, вот что интересно. Сто процентов — не маска. Все естественно и органично. Его вштыривало от жизни, как годовалого ребёнка. Возможно, в детстве он упал в чан со слезами восторга, наплаканный поклонницами Валерия Ободзинского, как Астерикс — в котёл с волшебным зельем.

Мы в конторе прозвали его «Мистер Эндорфин». В курилке часто можно было услышать: чего-то сегодня хреново, пойду с Эндорфином поговорю. Мистер Эндорфин сверкал лысиной, как маяк.

Знаешь, что самое забавное? У него и семейка такая же, под вечным феназепамом. Он как-то раз пригласил меня в гости. Я впопыхах купил какой-то неприлично дешевый торт, вафельный, ну, с таким ещё первоклашки на свидание к девочкам ходят. Мы сели за стол, с ним, его женой и сыном, разрезали этот деревянный торт, затупив два ножа и погнув один, разложили по тарелкам и понеслась. Какое потрясающее чудо, застонал ребёнок. Какое чудесное потрясение, подхватила жена. Вот суки, издеваются, подумал я. А потом пригляделся: нет, у людей натуральный экстаз. При прощании чуть ли руки мне не целовали, все трое».

В этом месте приятелю принесли хот-дог, и он закончил рассказ.

«Вот ты спросил, как я это буду есть, — сказал он, — очень просто: включу Мистера Эндорфина».

Приятель взял хот-дог, поднёс его ко рту и зашептал:

«Какая румяная сосиска, с пылу с жару, с пряностями. О, да тут не только кетчуп, из отборнейших томатов, да ещё и горчица, пикантная, сладковатая. Пышная, свежайшая булочка…»

«Девушка! — крикнул я через все кафе хозяйке заведения, — можно мне тоже хот-дог!»

Автор Олег Батлук

БАБА ЯГА

Розовый Mini Cooper затормозил у поляны, на которой стоял старый бревенчатый дом, к дому дороги не было, только узкая тропинка. Из машины выскочила пышногрудая брюнетка в мини-юбке и, покачивая бёдрами, направилась к избушке.

— Бабушка-Яга, ааа Бабушка-Ягаааа! — заголосила красотка.

Кот Васька запрыгнул на подоконник, стал накручивать по нему пируэты и громко мурлыча, словно радуясь, призвал свою хозяйку к окну настойчивым: «Мряяяууу!».

— Чему радуешься? Рано радоваться, — пробубнила Яга. Она рассматривала незваную гостью и поглаживала рыжего Ваську, который извивался и терся о её костлявую руку.

— Бабушка Яяяягаааа! — раскачивая в руке Айфон, надрывалась девушка, — Блин!!! Избушка, избушка! Повернись к лесу задом, а ко мне…

— Ей! Нету у моей избы, ни зада, ни переда, ни курьих ножек! Начитались! Не ори, гусей мне распугаешь. Чегой надо-то? Заходь,осторожно, ноги о ступени не сломай!

— Здравствуйте. Я Белла, мне вас посоветовали, сказали только вы поможете!

— Белла, говоришь?- прищурилась старуха, — а мне кажется тебя Женечкой звать?

— Фу, это имя мне совсем не подходит, слишком банале, я уже три года как Белла! Мне срочно надо решить личный вопрос. Может присядем?

— Ну Белла так Белла, что ж не присесть, давай присядем. Чаю не предлагаю, всё равно не будешь, а смузей у меня не водится.Старуха жестом показала скамью, придвинутую к окну возле стола и села напротив гостьи.

— Нусь, говори, пошто честь имею?

— Вы знаете, мне человека приворожить надо, приворожить так, чтобы жить без меня не мог! Чтобы женился на мне, чтобы кольцо с брильянтом, свадьбу в Барвихе, чтобы машину Porsche купил и чтобы медовый месяц на Бали, ах, да, и особняк на озере Комо! Всё!

— Всё?! Всего-то?

— А вы считаете как моя подруга Мэри, я достойна большего? Ну-ууу тогда ещё…

— Погоди, погоди, я всё сразу и не запомню, — Яга стала шарить по огромному карману в переднике и через пару минут извлекла от туда смартфон, к великому удивлению и разочарованию девушки.

— Ну-с, давай посмотрим, — проводя кривыми пальцами по экрану телефона, сказала она, — как твоего суженного звать-то?

— Володя.

— А ты, значится у нас Белла? Инстаграм твой /белланамберуан? А он Володя, а по батюшке Георгиевич?

— Да, да, Золотарёв!

— Вижу, вижу, а кто это с ним? Что за красна-девица?

— Жена это, но он меня любит! А она второго ребёнка специально родила, чтобы его держать, звонит ему каждый вечер на работу, как будто беспокоиться, жизни нам спокойной от неё нет

— Жизни нет, говоришь? А это что за молодец?

— Фиии! Это Сашка из автосервиса, год уже ко мне клеиться, проходу не даёт, замуж звал. Но я себя не на помойке же нашла! Вы же видите, где я, а где он? Небо и земля! Мне бы Вовочку, да чтобы любил и жену чтобы бросил, и…

— Да поняла, поняла уже! Васька, э Васька! Тащи зелье, будем колдовать!

Кот Васька аж подпрыгнул от счастья, его рыжий хвост распушился, глаза заблестели, он одним прыжком взлетел на печь и вернулся от туда с пучком трав. Баба-Яга достала из печи котелок с кипятком и выдернув клок шерсти из рыжего хвоста Васьки, бросила его и пучок травы в бурлящую воду, подмигнув хитро, стала нашёптывать что-то над зельем, затем налила в кружку через ситечко и придвинула к девице:

— Пей!

Красавица поморщилась и, понюхав жижу, с недоверием спросила:

— И всё? И он мой? И машина? И Бали?

— Пей, пей, не ты первая, не ты последняя!

Глубоко вдохнув пышной грудью Белла опустошила кружку до дна.

— Мряууу! Шшш-ссс! — зашипела чёрная кошка, вцепившись в передник Бабы-Яги.

— Пошипи мне ещё! — стряхнув с передника ощетинившееся животное рявкнула старуха. — Машину ей! Свадьбу! Бали! Семью разрушить Вовочки и Анечки задумала! Детишек сиротками оставить вздумала! Я тебе мозги-то вправлю. Поживешь месяцок в подполье, Сашку из автосервиса как брильянт полюбишь, а коль хорошей женой ему станешь, так он тебе и медовый месяц заработает, и колечко, и деток.

— А ты чего расселся? — обратилась она к рыжему парню, сидящему тут же на полу, — беги домой, Василий, к Маше своей беги, да смотри мне: никакого аборта, балбес рыжий, обрюхатил, так имей благородную душу отцом и мужем достойным стать. Всё понял?

— Всё понял, понял всё, бабушка! — оправляя мятую рубашку бормотал он, кланяясь и покидая избу.

— Погоди! На, телефон твой возьми, у меня теперича айфон имеется!

Проводив глазами убегающего в лес паренька, бабка изловила кошку и, засовывая её в подполье, напутствовала:

— Чернушкой звать тебя буду, как посмиреннее станешь, молоком кормить стану, а пока мышей лови, там их полно. Ах, чуть не забыла, там чернявый, кучерявый крысёныш бегает, не ешь его, это Каренчик на перевоспитании, чтобы знал как пенсионеров в своём ларьке обвешивать, да обсчитывать!

Автор: Nino Kacharava